Храбрая мышь

By

Зима в Мышкино — самое тихое время года. Совсем не такое, как осень. Осенью у мышек ни минуты покоя: зерном запастись — раз, норки утеплить — два, входы в норки замаскировать — три. Без хорошей маскировки какая зимовка? Сплошное беспокойство от каждого шороха. Хищники—то зимой так и рыщут. Такие же голодные и злые, как всегда! И даже злее. Потому что холодно.

Зато, когда в норках тепло и сытно и входы в них так завалены снегом, что даже остроглазому ястребу их не разглядеть, все жители Мышкино укладываются в зимнюю спячку.

- Фьюить-фьюить, - посапывают во сне братья мышонка.

- Хр-р-р… Хр-р-р… — похрапывает папа мышь.

- Скрип! Скрип! — ворочается в кроватке маленький мышонок.

Все спят, а он ну никак не может уснуть. Мышки - народ не особо смелый, а этот вообще Трус Трусович Трусохвостиков. Так его братья прозвали. И темнота его пугает, и храп, и сопение. Всё ему лисьи шаги мерещатся и уханье совиное. Три раза маму будил. Она ему уже и тёплого зернышка с медом дала, и сонную сказку рассказала, и на ручках побаюкала. Сама уснула, а мышонок ни в какую! Дрожит и дрожит.

Слез с маминых ручек, походил по норке, папу за усы подергал, чтобы храпел не так страшно, братьев за толстые бочки пощипал а дальше что делать? Неужели вот так и бродить до весны?

- Нужно найти местечко поукромнее! - решил мышонок.

Он сидел, думал и вспоминал о маленькой кладовой в самой дальней норке. Здесь вы можете спокойно спрятаться!

- Пи-пи! - радостно подпрыгнула мышка.

«Хруст, хруст», - донесся ответ откуда-то с потолка.

Но мышонок подозрительного хруста не услышал. Он так громко топал, так довольно пыхтел и вообще так осмелел, что совсем забыл про осторожность. Даже дверью хлопнул, когда добежал до своего укрытия

- Хлоп хлоп! - сказала дверь.

- Пип - писк! - подражал ее мышонок.

- Хруст-хруст, - донесся от него прямо над головой.

- Ой! - дрожала мышь,

Поздно спохватился! Чьи-то рыжие лапы разрывали землю, чьи-то злые глаза сверкали, чьи-то острые зубы так и щелкали от нетерпения. Знаете чьи? Конечно, лисьи. Вот уже и чёрный нос показался в норе.

- Мама! Папа! - заметался по кладовке мышонок.

Но кто услышит его так далеко? Испугавшись, мышь запуталась в собственном хвосте, швырнула швабру на пол и сбила железное ведро с полки прямо на голову!

- Ох ... - тонко пискнула мышь.

- Ой! Бас эхом отозвался в ведре.

Нос у лисы вздрогнул и застыл.

- О-о ... повторила мышь.

- Ой ой !!! Грохот эхом.

"Действительно ли лиса боится меня?" - мышка удивилась и пискнула ужаснее.

- Ррр!

- Ррр! повторил угрожающе.

Нос лисы откинулся назад.

- Пр-р-рочь! — зарычал осмелевший мышонок, схватил швабру и тыкнул лису в нос жесткой щетиной. — Это не мышкина нор-р-рка! Это дом стр-р-рашного Мышезавр-р-ра!

Ещё пара рыков и взмахов шваброй, и лисы и след простыл. Удивительное дело — наш маленький мышонок сам прогнал большую лису. А потом сам починил потолок, сам вернулся в свою комнатку и сам улёгся спать. И будет спать до самой весны. Почему? Потому что он теперь Храбр Храбрович Смелохвостов.

Ну, также потому что ведро и швабра всегда были с ним с тех пор.